Как взыскать ущерб с приставами

В этой статье юрист Алексей Князев отвечает на популярный вопрос: «Как взыскать ущерб с приставами?».

Пристав бездействует. Как взыскать с него убытки?

С приставов можно взыскать убытки, если они бездействовали или работали непрофессионально и из-за этого должник вывел имущество и не заплатил. Компания вправе рассчитывать на ту сумму, которую она не смогла получить в исполнительном производстве. В прошлом году взыскателям так удалось получить 117 млн руб. В статье разобрали, как вести себя в ходе исполнительного производства, чтобы потом суд не отказал во взыскании убытков, что поможет доказать ущерб, и может ли компания получить компенсацию морального вреда за бездействие пристава. Читайте об уловках, которые применят в суде сотрудники ФССП, чтобы избежать выплаты, и как им противостоять.

Как подготовиться к взысканию убытков

Чтобы суд удовлетворил иск и взыскал убытки с ФССП, компания должна подтвердить свою добросовестность. Придется доказать, что контролировали ход исполнительного производства — помогали приставу получить задолженность. Для этого необходимо осуществить три основных шага.

Первый — вместе с исполнительным листом передайте в отдел ФССП сведения об открытых счетах должника в банках. Сделать это можно и в ходе исполнительного производства. Впоследствии это подтвердит, что пристав знал о счетах, но не принял меры по аресту денежных средств на них.

Второй — подавайте ходатайства о наложении ареста на имущество должника, о котором вам известно. Если пристав не отреагирует, это будет одним из признаков того, что он бездействовал. Компания же подтвердит, что проявила осмотрительность в ходе исполнительного производства, осуществляла эффективный контроль за интересующим ее имуществом. Этого требует Верховный суд: взыскатель должен приложить максимальные усилия для удовлетворения своих требований.

Третий — подайте жалобу о бездействии пристава его руководству. Этим докажете, что были заинтересованы взыскать задолженность именно в ходе исполнительного производства, а не планировали перекладывать риски на казну — получить деньги за счет гарантированных выплат со стороны государства.

Что предусмотреть в иске

Подавайте исковое заявление о взыскании убытков с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов. Цена иска — сумма, которую компания не смогла взыскать из-за бездействия приставов. Третьими лицами укажите отдел ФССП и тех сотрудников, которые вели дело.

Поясните, что, пока шло исполнительное производство, по расчетному счету должника банк проводил зачисления и списания денег. Чтобы это доказать, ходатайствуйте перед судом выдать запрос в банк на получение выписки по счету.

Укажите, что на момент ведения исполнительного производства должник имел денежные средства, арест которых привел бы к исполнению судебного акта и удовлетворению требований взыскателя по исполнительному производству. Однако в результате бездействия судебных приставов-исполнителей был причинен имущественный вред взыскателю.

В суде придется пояснить, что есть связь между бездействием пристава и невозможностью взыскать долг, то есть убытками, которые понесла компания из-за неэффективной работы сотрудников ФССП. Чтобы подтвердить это, укажите на два основания.

Первое — пристав наделен широкими полномочиями: от запросов в банки до ареста денег на счетах, дебиторской задолженности. Этим он может не допустить уклонения должника от исполнения судебного акта и сокрытия имущества.

Второе — пристав не воспользовался своими полномочиями и не попытался получить исполнение. Должник ликвидирован либо просто вывел имущество и деньги со счетов, то есть он уклонился от исполнения решения суда. Получить долг с него уже не получится. Этому способствовало бездействие сотрудников отдела ФССП, поэтому они должны возместить убытки.

Укажите в иске, в чем проявилась незаконность бездействия пристава. Самые частые случаи — не арестовали деньги на счетах или иное имущество должника, из-за чего он смог вывести активы, а взыскатель потерял возможность получить долг.

Пример: суд вынес решение в пользу компании и взыскал долг с процентами по день фактической уплаты суммы. Компания получила исполнительный лист и отнесла его в ФССП.

Приставы возбудили производство. Два с половиной года они передавали дело от одного сотрудника другому. При этом не проверяли банковские счета должника, не пытались наложить на них арест. В итоге приставы так и не предприняли действий, чтобы получить исполнение, а должник ликвидировался.

Компания обратилась в суд к Российской Федерации в лице ФССП. Истец просил взыскать убытки — суммы, которые он не смог получить с должника из-за бездействия приставов.

Три инстанции согласились с компанией и взыскали в ее пользу 1,8 млн руб. Суды указали: приставы могли найти расчетные счета должника, получить сведения о наличии дебиторской задолженности, но не сделали этого. За время производства по счетам должника проходили операции начисления и списания на общую сумму 13,6 млн руб. Часть этих денег можно было арестовать. Должник вывел активы и ликвидировался.

Бездействие приставов привело к невозможности взыскания, резюмировал судья Верховного суда и не стал передавать жалобу ФССП на рассмотрение в Коллегию по экономическим спорам.

Когда идет спор о том, что из-за непрофессиональной работы пристава должник продал имущество, суды в качестве доказательств размера убытков принимают отчеты об оценке. Сейчас стоимость объекта оценки из отчета обязательна для пристава. Ранее он мог, а в случае явной несоразмерности сумм был обязан не согласиться с размером и назначить новую оценку. Если он этого не делал, взыскатель получал право требовать убытки.

Пример: суд взыскал за счет казны 28 млн руб. в качестве убытков компании за ошибки пристава при ведении исполнительного производства. Дело в том, что сотрудник отдела ФССП принял неправильный отчет об оценке, из-за чего имущество должника продали на торгах по заниженной цене.

В рамках этого производства долг составлял 31 млн руб. Пристав наложил арест на акции должника и обратился к специалисту-оценщику, который составил отчет. Согласно ему, стоимость акций — 2,9 млн руб. В итоге на торгах их удалось продать за 3,1 млн руб. Взыскатель посчитал, что эта сумма существенно ниже реальной стоимости акций, и подал иск.

Первая инстанция отказала в удовлетворении требований. Апелляция не согласилась и указала: по редакции статьи 85 Закона об исполнительном производстве, которая действовала на момент оценки, отчет оценщика не был для судебного пристава-исполнителя обязательным, у него должны были возникнуть сомнения в полноте и правильности выводов. Кассация с этим согласилась. Судья Верховного суда также поддержал эти выводы и не стал передавать спор на рассмотрение коллегии.

Как взыскать убытки с приставов

На днях Арбитражный суд Московского округа подтвердил, что ФССП должна выплатить 7,9 млн руб. компенсации в пользу ООО «Айвест». Эту сумму компания не смогла взыскать с ИП Камила Муллахметова, своего должника, по вине пристава Р. Маликовой. Летом 2012 года она наложила арест на имущество должника: торговый центр и земельный участок. В октябре 2012 года банк «АК Барс» сообщил, что недвижимость заложена по кредиту, и попросил снять арест. Маликова так и сделала. Благодаря этому должник смог продать свои объекты и выручил 198 млн руб. А в 2013-м суд возбудил банкротное производство в отношении Муллахметова (дело № А65-16664/2013). Дело закончилось ничем: имущества у должника не обнаружили.

У «Айвеста» появился другой план, как взыскать долг. В 2013 году кредитор добился того, чтобы отмену арестов признали незаконной в деле № А65-22079/2013. АС Татарстана согласился, что именно действия пристава позволили Муллахметову избежать оплаты долгов: кроме проданного ТЦ и земли, рассчитаться с кредиторами было нечем. Ипотека аресту не мешала, указал суд. Закон «Об исполнительном производстве» прямо говорит, что с помощью заложенного имущества можно заплатить по другим долгам. Запрет регистрационных действий, который отменила пристав, тоже никак не ущемлял права банка, объяснил арбитраж. Тем более, оказалось, что на момент продажи ТЦ и земля уже не были в залоге.

Взыскать убытки со второй попытки

В 2017 году, вооружившись решением по предыдущему делу, «Айвест» подал иск о взыскании из казны 7,9 млн убытков в Арбитражный суд города Москвы (дело № А40-13506/2017). Поначалу две инстанции решили, что компания пропустила срок исковой давности. Они отсчитали его с 2013 года, когда вступило в силу решение о признании ареста незаконным. Но Арбитражный суд Московского округа направил дело на пересмотр. Он предписал судам разобраться, когда именно был потерян шанс взыскать долг, когда истец об этом узнал или должен был узнать. На новом рассмотрении суды приняли решение в пользу «Айвеста» и взыскали убытки. На этот раз они посчитали срок исковой давности, ориентируясь на дело о несостоятельности Муллахметова. Суд подтвердил в 2016 году, что банкроту нечем заплатить, а значит, истец заявил требования вовремя.

Готовясь к делу, представитель «Айвеста» Денис Шашкин обнаружил, что практика была в основном отрицательной. «Самое простое было отказать, потому что пропущен срок исковой давности, но кассация проявила объективность и исправила эту ошибку», – комментирует адвокат.

Взыскатели в большинстве случаев даже не доходят до суда: сдаются и отчаиваются, не интересуются исполнительным производством, не обжалуют действия или бездействия приставов.

О подготовке и сложностях доказывания

Что надо доказать, напоминает директор Центра правового обслуживания Центр правового обслуживания Федеральный рейтинг III группа Трудовое и миграционное право III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Интеллектуальная собственность 46-47 место По количеству юристов Профайл компании × Анна Коняева:

  • незаконность решений, действий, бездействия пристава;
  • вред и его размер;
  • связь между незаконным решением, действием или бездействием пристава и вредом;
  • вину пристава, если он причинил ущерб своим неправомерным решением или действием.

Шашкин советует собирать доказательственную базу заранее. «Когда пристав только сняла арест – мы уже понимали, что предъявим иск к казне, если не получим свое в исполнительном производстве», – делится адвокат. По его словам, у Муллахметова есть и другие кредиторы, но они не были столь активны в собирании доказательств, данное дело не будет для них преюдицией, хотя шансы еще есть.

Медленная работа приставов – самая частая причина, по которой кредиторы теряют возможность вернуть долги, говорит партнер Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Комплаенс II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Банкротство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры III группа Уголовное право и процесс 10 место По размеру выручки 13 место По размеру выручки на юриста 12 место По количеству юристов × Юлия Карпова. Пока они занимаются розыском имущества, налагают арест, обращают взыскание, нарушая все сроки, – должнику хватает времени, чтобы его продать, скрыть и т. д. «Подстраховаться» на судебной стадии тоже, скорее всего, не получится: суды редко налагают арест, утверждает Карпова. В таких случаях, по ее словам, взыскать убытки очень сложно, потому что надо доказать прямую причинно-следственную связь между бездействием пристава и утратой возможности взыскать долг. Для этого нужно подтвердить, что раньше имущество было и его было достаточно для исполнения судебного акта.

Но даже если все обстоятельства доказаны – суд может отказать во взыскании убытков, говорит Коняева. Например, по той причине, что кредитор сам не был недостаточно активен: не оспаривал действия пристава, которые считал незаконными, рассказывает Коняева. Эта позиция отражена в решении Верховного суда по делу № А40-119490/2015.

Согласно позиции ВС, взыскатель сам должен активно добиваться возврата долга: оспаривать действия пристава, обжаловать сделки и так далее. Если суд решит, что кредитор не сделал все от него зависящее, – взыскать убытки не получится, даже если пристав виноват.

КАК МЫ ПРОИГРАЛИ СУД ПО ВЗЫСКАНИЮ УБЫТКОВ НА 210 МЛН РУБЛЕЙ

В данной статье я поделюсь своим опытом, который приобрел за несколько лет судебных тяжб по взысканию убытков со службы судебных приставов Российской Федерации. Хочу сразу заметить, что речь пойдет об одном из крупнейших исков к ФССП за последние годы.

Для начала я расскажу вам предысторию тех событий, в результате которых пришлось обращаться в наш самый «гуманный и справедливый» суд. Я не буду расписывать всех деталей истории, она довольно объемная, сделаю краткую выжимку из основных фактов случившегося.

Еще в 2012 году было возбуждено исполнительное производство в отношении моего клиента, назовем его Юрий М. В рамках данного исполнительного производства было арестовано личное имущество его законной супруги. Во время ареста было вывезено более 300 позиций дорогостоящего антикварного имущества из загородного дома Юрия и его супруги.

Сам процесс ареста происходил с многочисленными нарушениями ФЗ «Об исполнительном производстве». Перечислю лишь самые грубейшие:

  • Никто из присутствующих судебных приставов не разъяснил прав и обязанностей Юрия М. и его супруги в соответствии со ст.50 ФЗ «Об исполнительном производстве».
  • Судебные приставы игнорировали объяснения супруги Юрия М. о том, что арестованное имущество принадлежит ей на праве собственности. В подтверждение своих слов супруга Юрия М. предоставила брачный договор, который был полностью проигнорирован.
  • В акте описи не были указаны отличительные признаки вещей. В сотни и тысячи раз занижена реальная стоимость изъятых вещей.
  • В акте не указали наименование документов, подтверждающих наличие имущественного права должника на занесенные в него вещи.
  • Акт описи не позволяет идентифицировать арестованное имущество на предмет соответствия либо несоответствия имуществу, содержащемуся в брачном договоре.
  • Судебный пристав не внес в акт описи замечания Юрия М. и его супруги.
  • Акт описи был подписан неуполномоченным лицом. Сотрудник ФССП РФ, в чьем производстве находилось дело, во время составления акта находился в очередном отпуске. Что естественно исключало его присутствие при аресте имущества. Данное обстоятельство не смутило коллег, проводящих арест имущества. Они, видимо, так увлеклись своей работой, что даже акт описи решили подписать за отпускника.

В декабре 2012 года было получено решение суда об исключении арестованного имущества из акта описи, где судом были зафиксированы все вышеперечисленные нарушения. И установлен сам факт незаконного ареста личного имущества супруги Юрия.

Далее логично было бы предположить, что все арестованное имущество должно быть возвращено законному владельцу. Глубоких извинений за причиненные неудобства никто уже и не ожидал.

Но не стоит забывать, какие у нас ответственные и грамотные сотрудники служат в ФССП РФ. Прошло более года, а арестованное имущество никто и не думал возвращать. Оторопев от такой наглости, жена Юрия подала повторное заявление в суд о признании незаконным бездействие ФССП. В судебном заседании представитель ФССП сделал следующее умозаключение: в решении суда, которым было исключено арестованное имущества из-под ареста, не содержится требования передать его законному владельцу.

Видимо сам факт незаконного изъятия имущества, установленный решением суда об исключении его из-под ареста, еще не говорит о том, что это самое имущество надо возвращать! Как же порой бывает трудно вернуть чужие вещи, к которым ты так привык за это время.

Только с данным обоснованием суд не согласился, признал бездействие ФССП незаконными и обязал вернуть все арестованное имущество супруге Юрия М.

Теперь, когда на руках есть аж два решения суда, жена Юрия обращается к ФССП с требованием вернуть арестованное имущество. Понимая, что больше такие «экзотические» обоснования удержания имущества не прокатят, сотрудник ФССП выносит Постановление о замене ответственного хранителя с ООО «Е» на Юрия М., не забыв при этом составить два акта приема-передачи, согласно которым он, якобы, принял у Общества имущество и тем же днем передал его Юрию М. на ответственное хранение.

Юрий, радуясь тому, что спустя более 2-х лет удалось вернуть арестованное имущество, подписывает данные акты, сообщив сотруднику ФССП, что физически сейчас забрать имущество со склада не сможет, приедет за ним завтра.

Когда Юрий М. приехал на склад вывести имущество супруги, его ждал новый сюрприз. На вопросы, куда делось арестованное имущество и где его можно забрать, сотрудники ФССП лишь разводили руками и ничего внятного ответить не могли.

После такого поворота событий последовало громадное количество жалоб в прокуратуру, заявлений в МВД, писем Президенту РФ с требованием разобраться в сложившейся ситуации.

В сухом остатке получилось следующее:

  • руководство ФССП РФ сообщило, что они не могут установить, где физически находится арестованное имущество. Но при этом подтверждают, что с их стороны имущество фактически Юрию М. не передавалось.
  • из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела выяснилось, что у ФССП отсутствовал договор с ответственным хранителем (ООО «Е»). Данное обстоятельство порождает логичный вопрос: «какого … они вообще передавали на хранение Обществу дорогостоящее имущество, если у них даже договорных отношений с ним не было?!»
  • возбудить уголовное дело в отношении сотрудников ФССП не представляется возможным. Самая нелепая отказная мотивировка сводится к тому, что дознаватель не имеет возможности получить объяснения участвовавших в аресте имущества сотрудников в связи с их увольнением. Данные постановления ни один раз отменяла Генеральная Прокуратура как незаконные и необоснованные. ФССП РФ это не останавливает, и они продолжают сочинять все новые и новые основания в защиту своих бывших коллег.
  • ну и самое интересное: Юрий М. все же нашел изъятое у него с супругой имущество, только не на складе ФССП, а в сети Интернет, на таких досках объявлений как «Авито».

Довольно сложно представить эмоции человека, который видит фотографии из своего дома с предметами интерьера и антикварной мебелью, украденными людьми в погонах. С учетом того, что сотрудники ФССП РФ, которые изымали арестованное имущество, уже уволились со службы, им никто не мешал освоить новую профессию.

Ориентировочная рыночная стоимость украденного имущества составляет более 200 миллионов рублей. Мягко говоря, при успешной реализации этого имущества на пенсию ребятам должно хватить.

С учетом изложенной диспозиции любой юрист посоветует в данной ситуации «обращаться в суд за взысканием убытков со службы судебных приставов».

За долгие годы переписки и разговоров с представителями ФССП, МВД, Прокуратуры, Администрации Президента скопилась довольно хорошая доказательная база для взыскания убытков с ФССП РФ. Дело осталось за малым: получить судебное Решение в Мещанском районном суде г. Москвы.

Заявление было подано, дело рассматривала единолично судья Афанасьева И. И.

Коротко о нормативной базе, регулирующей порядок взыскания убытков со службы судебных приставов.

В судебной практике существует два подхода при взыскании убытков с ФССП РФ.

Первый подход заключается в том, что если исполнительное производство не окончено, то суды отказывают во взыскании убытков. По сути, судебная Коллегия Верховного суда говорит о том, что если в рамках исполнительного производства вы не исчерпали все возможности исполнения судебного акта, то нечего обращаться в суд за взысканием убытков (Определение Верховного Суда от 15.02.2017 по делу № А40-119490/2015). Скачать судебный акт можно здесь:

Это видео поможет лучше понять процедуру.

Поделитесь своим мнением на тему «Как взыскать ущерб с приставами» в комментариях.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector